Асар ‘Умара ибн аль-Хаттаба: “Какое это прекрасное новшество”

 

2010 وَعَنِ ابْنِ شِهَابٍ عَنْ عُرْوَةَ بْنِ الزُّبَيْرِ عَنْ عَبْدِ الرَّحْمَنِ بْنِ عَبْدٍ الْقَارِىِّ أَنَّهُ قَالَ:

خَرَجْتُ مَعَ عُمَرَ بْنِ الْخَطَّابِ — رضى الله عنه — لَيْلَةً فِى رَمَضَانَ ، إِلَى الْمَسْجِدِ ، فَإِذَا النَّاسُ أَوْزَاعٌ مُتَفَرِّقُونَ يُصَلِّى الرَّجُلُ لِنَفْسِهِ ، وَيُصَلِّى الرَّجُلُ فَيُصَلِّى بِصَلاَتِهِ الرَّهْطُ فَقَالَ عُمَرُ إِنِّى أَرَى لَوْ جَمَعْتُ هَؤُلاَءِ عَلَى قَارِئٍ وَاحِدٍ لَكَانَ أَمْثَلَ . ثُمَّ عَزَمَ فَجَمَعَهُمْ عَلَى أُبَىِّ بْنِ كَعْبٍ ، ثُمَّ خَرَجْتُ مَعَهُ لَيْلَةً أُخْرَى ، وَالنَّاسُ يُصَلُّونَ بِصَلاَةِ قَارِئِهِمْ ، قَالَ عُمَرُ نِعْمَ الْبِدْعَةُ هَذِهِ ، وَالَّتِى يَنَامُونَ عَنْهَا أَفْضَلُ مِنَ الَّتِى يَقُومُونَ . يُرِيدُ آخِرَ اللَّيْلِ ، وَكَانَ النَّاسُ يَقُومُونَ أَوَّلَهُ .

تحفة 10594

2010 – Сообщается, что ‘Абдур-Рахман ибн ‘Абдуль-Къарий сказал:

«Однажды ночью во время рамадана я отправился в мечеть с ‘Умаром ибн аль-Хаттабом и (когда мы пришли, то увидели) разъединенную толпу людей. Кто-то самостоятельно совершал молитву, а кто-то еще молился, а за ним, следуя его молитве, молилась группа людей. И тогда ‘Умар сказал: “Поистине, я думаю, что будет намного лучше, если я объединю этих (людей) позади одного чтеца”. Затем он принял решение и собрал их  позади Убай ибн Ка’ба. Затем я вышел с ним в другую ночь и люди совершали молитву позади своего чтеца. И ‘Умар (да будет доволен им Аллах) сказал: “Какое это прекрасное новшество. Но время, когда они спят, лучше времени, когда они совершают молитву сейчас”, — имея в виду последнюю часть ночи. И люди совершали ночную молитву в первую часть ночи». 

Это сообщение передал аль-Бухари 2010. Сахих


В словах ‘Умара (да будет доволен им Аллах): «Какое это прекрасное новшество!», речь идет о нововведении в языковом значении, поскольку поступок ‘Умара никак не мог быть нововведением в религии. Ведь подобный поступок уже имел место в шариате, поскольку сам пророк (мир ему и благословение Аллаха) совершал эту молитву с людьми, но прекратил это, опасаясь того, что она будет вменена им в обязанность. После смерти посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) уже не было опасности, что эта молитва станет обязательной и поэтому ‘Умар во время своего правления собрал всех мусульман для совершения молитвы Таравих за одним имамом, тем самым, оживив Сунну посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха).
На то, что совершение молитвы Таравих джама’атом имело место и при пророке (мир ему и благословение Аллаха), указывают множество хадисов. Например, хадис от ‘Аиши (да будет доволен ею Аллах), которая рассказывала: “Однажды поздно ночью посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) вышел из дома и стал молиться в мечети, и некоторые люди тоже стали совершать молитву вместе с ним. Наутро же эти люди стали рассказывать об этом другим, и на следующую ночь их собралось больше, и они помолились вместе с ним, а наутро рассказали об этом другим. На третью ночь в мечети собралось уже много людей, а когда посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) вышел из дома, он совершил молитву, и они помолились, следуя его примеру. На четвертую же ночь мечеть уже не смогла вместить всех желавших помолиться. А наутро пророк (мир ему и благословение Аллаха) вышел на утреннюю молитву, по завершении которой он повернулся к людям, произнес слова свидетельства и сказал: «А затем. Поистине, то, что вы находились здесь, не осталось скрытым от меня, но я побоялся, что эта молитва будет сделана для вас обязательной, и вы не сможете ее совершать!» А потом посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) умер и люди оставили это”. аль-Бухари 2012, Муслим 2/177.
Ан-Ну’ман ибн Башир (да будет доволен им Аллах) рассказывал: “Однажды мы совершали ночную молитву вместе с пророком (мир ему и благословение Аллаха) двадцать третьего Рамадана до первой трети ночи. Затем мы совершили с ним двадцать пятого Рамадана молитву до середины ночи. А когда мы совершали с ним ночную молитву двадцать седьмого Рамадана, то думали, что не успеем на предрассветную трапезу (сухур)”. Ахмад 4/272, ан-Насаи 1/238. Достоверность хадиса подтвердили имам аль-Хаким, шейх аль-Альбани и Шу’айб аль-Арнаут.
Имам аль-Хаким сказал: “В этом хадисе содержится четкое указание на то, что совершение молитвы Таравих в мечетях является установленной Сунной. И ‘Али ибн Абу Талиб побуждал ‘Умара, чтобы он повелевал выполнять эту Сунну”. См. “аль-Мустадрак” 1/440.
Абу Зарр (да будет доволен им Аллах) рассказывал: “Мы соблюдали пост вместе с посланником Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) в Рамадан, и он не совершал с нами ночных молитв, пока не осталось семь ночей. Затем он совершил с нами молитву, пока не прошла первая треть ночи. Когда осталось шесть ночей, он опять не молился с нами. Затем, когда осталось пять ночей, он совершил с нами молитву до середины ночи, и мы сказали: “О посланник Аллаха, почему бы нам не помолиться и оставшуюся часть ночи?” А он сказал: «Поистине, человек, совершавший молитвы вместе с имамом, до тех пор, пока имам не ушел, подобен тому, кто выстаивал в молитве всю ночь». Абу Дауд 1375, ан-Насаи 1364. Достоверность хадиса подтвердили Абу ‘Иса ат-Тирмизи, Ибн Хузайма, Ибн Хиббан и аль-Альбани.
Все эти хадисы указывают на то, что совершение молитвы Таравих в мечети с имамом имело место в Сунне и не являлось чем-то новым, появившимся во время правления ‘Умара!
Имам аш-Шатыби сказал: “Умар назвал этот поступок нововведением из-за его внешнего проявления, так как это (совместное совершение тарауиха) было оставлено во времена пророка (мир ему и благословение Аллаха), и этого не делали при Абу Бакре”. См. “аль-И’тисам” 1/195.
Имам Ибн Са’д говорил: “Умар был первым, кто собрал людей и возродил совместные молитвы в ночи Рамадана. И он написал об этом в различные города. И это произошло в месяце Рамадан четырнадцатого года по Хиджре”. См. “ат-Табакъат” 3/213.
Таким образом, ‘Умар просто был первым, кто оживил Сунну пророка (мир ему и благословение Аллаха) в виде совершения групповых молитв в ночи Рамадана.
Хафиз Ибн ‘Абдуль-Барр сказал: “Умар не установил ничего, кроме того, что установил сам пророк (мир ему и благословение Аллаха) из того, что он любил и чем был доволен, и он не захотел продолжать это только из опасения, что ночная молитва станет обязательной для его уммы, а он был по отношению к верующим мягким и милосердным. И ‘Умар, зная все это от пророка (мир ему и благословение Аллаха), и зная, что обязанности не могут быть ни увеличены, ни уменьшены после его смерти, оживил этот поступок и повелел людям совершать это!” См. “Ишракъ аль-масабих” 1/168.
Хафиз Ибн Касир сказал: “Нововведение бывает двух видов: нововведение в шариате, на что указывают слова пророка (мир ему и благословение Аллаха): «Всякое нововведение – это заблуждение, а всякое заблуждение в Огне!» и нововведение в языковом значении, как слова повелителя верующих ‘Умара ибн аль-Хаттаба, сказавшего о совершении молитвы Таравих за одним имамом: «Как же прекрасно это нововведение»”. См. “Тафсир Ибн Касир” 1/166.
Хафиз Ибн Раджаб сказал: “Что касается некоторых слов саляфов в одобрение некоторых нововведений, то речь идет о нововведении в языковом его значении, а не шариатском. Из числа этого – слова ‘Умара (да будет доволен им Аллах), который после того, как собрал мусульман в Рамадан за одним имамом, сказал: «Какое это прекрасное новшество». Также передается, что он сказал: «Если это является нововведением, то оно хорошее». И когда Убай ибн Ка’б сказал ему: «Такого не было», он ответил: «Я знаю, однако, это хорошее деяние». То есть, он имеет в виду, что такого поступка не было именно в таком виде до этого времени, тогда как сам поступок имел место в шариате. Ведь пророк (мир ему и благословение Аллаха) побуждал совершать ночные молитвы в Рамадане, и люди в его время совершали эту молитву разрозненными джама’атами в мечетях, и он сам совершал ее со своими сподвижниками в Рамадан не один раз. Однако затем стал удерживаться от этого из-за опасения, что ночная молитва в Рамадан станет обязательной для мусульман”. См. “Джами’уль-улюми уаль-хикам” 403.
Имам Абу Юсуф рассказывал: “Я спросил Абу Ханифу относительно молитвы Таравих и о том, что сделал ‘Умар, и он ответил: «Таравих – известная Сунна, и ‘Умар не делал этого, исходя из своего собственного предпочтения, и не было в его деянии никакого нововведения. Он совершил это по той причине, что у него имелись основания для этого в поступке самого пророка (мир ему и благословение Аллаха)”. См. «аль-Ибда’» 80.
Таким образом, нововведение, о котором говорил ‘Умар, не являлось нововведением в шариате! Да и возможно ли, чтобы халиф правоверных – ‘Умар ибн аль-Хаттаб мог назвать хорошим нововведением то, чего не было до него в религии, тогда как его суровость за малейшее нововведение и отклонение от Сунны хорошо известна?! Абу ‘Усман ан-Нахди рассказывал:“Однажды один наместник написал ‘Умару ибн аль-Хаттабу письмо, в котором говорилось, что там есть люди, которые собираются вместе и обращаются к Аллаху с мольбами за мусульман и амира. ‘Умар написал ему: «Приезжай ко мне вместе с ними». Когда они приехали, ‘Умар сказал слуге: «Приготовь кнут». Когда же они вошли к нему, ‘Умар стал бить их кнутом”. Ибн Абу Шейба 8/558, Ибн Ваддах в «аль-Бида’» 19.
И кто-то посмеет нас уверять в том, что этот сподвижник был тем, кто считал дозволенным «хорошие» нововведения в Исламе?!
Шейхуль-Ислам Ибн Таймиййа сказал: “Что касается слов ‘Умара (да будет доволен им Аллах): «Какое это прекрасное новшество!», то как же часто приводят это в довод (на хорошее нововведение). Однако если бы мы пожелали утвердить какое-либо положение словами ‘Умара, относительно которого нет разногласия, то они сказали бы: «Слова сподвижника не являются доводом!» А как же тогда для них слова сподвижника в данном случае могут быть доводом в противоречие словам посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха)?! И даже те, кто убежден, что слова сподвижника являются доводом, не считают так в том случае, когда эти слова противоречат хадису. По меньшей мере, нельзя противопоставлять слова сподвижника хадису! А насчет слов ‘Умара, про именование этого нововведением, то мы говорим: максимум, что можно извлечь из его слов это то, что данное именование «хорошее нововведение» являлось таковым в языковом значении, а не в шариатском. Ведь в языковом значении слово «бид’а» охватывает все, что появилось, не имея подобного примера до этого. Тогда как в шариате под «бид’а» подразумевается то, на что нет указания в шариате”. См. “Икътида сырат аль-мустакъим” 2/592-593.

Асар: «На рынке ведёт свои сражения шайтан и там он водружает своё знамя»

Сообщается, что Салман аль-Фариси, да будет доволен им Аллах, сказал:

«Если сможешь, ни в коем случае не становись ни первым из тех, кто входит на рынок, ни последним из тех, кто покидает его, ибо (на рынке ведёт) свои сражения шайтан[1] и там он водружает своё знамя».

Этот сообщение передал Муслим 2451.Сообщение достоверное


 

[1] Имеется в виду, что именно там шайтан чаще  всего подталкивает своих друзей из числа людей к совершению запретного.

Асар: «Раздавай садакъу и оставляй себе тоже»

Ибн ‘Умар рассказывал:

«Однажды я увидел во сне, как раздаю садакъу всем своим имуществом. Затем я пришел к отцу (‘Умару) и рассказал ему об этом, на что он ответил: “О сынок, раздавай садакъу и оставляй себе тоже”».

Это сообщение приводит аль-Хатыб в “Тарих аль-Багъдад” 8/56.


Однажды имама Закарию аль-Ансари спросили: «Если человек увидел во сне пророка (мир ему и благословение Аллаха), который ему говорит: «Повели моей умме поститься в течении трех дней», становится ли в таком случае пост обязательным, желательным или же запретным? И является ли порицаемым для человека говорить людям: «Пророк (мир ему и благословение Аллаха) повелел вам соблюдать пост!», или это не дозволено, так как может быть ложью на пророка (мир ему и благословение Аллаха), если его источником является сон? Может ли быть такое, что иблис назовет себя человеку во сне пророком (мир ему и благословение Аллаха), чтобы повелеть ему какое-либо благодеяние, чтобы посредством этого привести его к запретному, или это невозможно так же, как и то что он не сможет взять облик пророка (мир ему и благословение Аллаха)? И устанавливаются ли вообще какие-либо законоположения шариата на основании сна или нет?»
Имам Закария ответил: “Не является обязательным для кого-либо пост или что-либо иное из того, о чем ты упомянул. И это не желательно, а более того может быть порицаемым или запретным. Однако, если человек уверен, что увиденное им во сне правда, то пусть сам поступает в соответствии с увиденным, если только в этом нет того, что противоречит установленным положениям. Что касается законоположений, то ничего не утверждается из этого на основании снов. И человеку запрещено говорить людям: «Пророк повелевает вам это» и приводить в довод сон, а не шариатский довод. И нет ничего невозможного в том, что иблис может назвать себя пророком и повелеть что-либо из благодеяний спящему, чтобы привести его к запретному!” См. “Файдуль-Къадир” 6/172.
Шейхуль-Ислам Ибн Таймиййа сказал: “Джин может явиться к человеку и сказать ему, что он такой-то, солгав при этом. Например, скажет: «Я – ‘Иса, или Муса, или Мухаммад, или Абу Бакр, или Умар, или такой-то шейх». Такое бывало не раз”. См. “Дакаикъ ат-тафсир” 3/142.
Однако упомянутое не означает, что на сны ни в коем случае не обращают внимание, ибо может быть так, что человек во сне увидел какое-либо увещевание или напоминание, как например Ахмад ибн Синан однажды увидел во сне совет своего друга совершать побольше молитв в мечети, что он воспринял как увещевание. Это сообщение приводит Ибн Аби ад-Дунья в «аль-Манамат» 83.
Имам аш-Шатыби сказал: “Самые слабые люди это те, которые в своих делах опираются на сны. Некоторые из них возможно говорят: “Я видел во сне пророка (мир ему и благословение Аллаха) и он сказал мне то-то, и приказал то-то”, и начинает поступать в соответствии с тем, что видел во сне и оставляет что-то, противореча тем самым границам, которые установлены в шариате. Это является ошибкой, так как сны тех, которые не являются пророками, нельзя считать шариатом, если мы только ни сравним эти сны с тем, что пришло в шариате. Если шариат дозволяет то, на что указывает сон, то можно поступать в соответствии с этим, а если нет, то является обязательным оставить это и отказаться от него. Польза от снов – это либо радость, либо предостережение, и не более этого. А что касается извлечения из них каких-то шариатских законоположений, то это не делается”. См. “аль-И’тисам” 2/93.

Асар: «Поистине, это игра шайтана»

Хариса ибн Мударриб рассказывал:

“Однажды один человек увидел во сне, что совершивший в эту ночь молитву в мечети, войдет в Рай. Когда об этом услышал Ибн Мас’уд, он пришел в мечеть и стал говорить: «Выходите, не впадайте в заблуждение! Поистине, это игра шайтана!»”

Это сообщение приводит Ибн Аби Шейба 7/233.

 

Асар: «О Аллах, поистине, я прошу Тебя о благом сновидении, которое будет правдивым, а не лживым, приносящим пользу, а не вред…»

‘Урва ибн аз-Зубайр рассказывал:

“Когда ‘Аиша (да будет доволен ею Аллах) собиралась отойти ко сну, она произносила: «О Аллах, поистине, я прошу Тебя о благом сновидении, которое будет правдивым, а не лживым, приносящим пользу, а не вред». И когда она произносила эти слова, то все знали, что она не будет уже разговаривать, пока не рассветет или пока не проснется ночью”.

Это сообщение передал Ибн ас-Сунни в «‘Амаль аль-яуми ва-л-лейля» № 743. Хафиз Ибн Хаджар назвал иснад достоверным. См. “Натаидж аль-афкар” 204.Сообщение достоверное


 

اللَّهُمَّ إِنِي أَسْأَلُكَ رُؤْياَ صَالِحَة صَادِقَة غَيْرَ كَاذِبَة نَافِعَة غَيْرَ ضَارَّة
/Аллахумма инни ас-алюка руъя салиха, садикъа, гъайра казиба, нафи’а, гъайра дарра/.

Асар: «Если человек завершит чтение всего Корана в начале ночи…»

Са’д ибн Аби Ваккъас (да будет доволен им Аллах) говорил:

“Если человек завершит чтение всего Корана в начале ночи, то ангелы будут молиться за него до самого утра, а если он завершит чтение Корана в конце ночи, то ангелы будут молиться за него до самого вечера”.

Это сообщение передал ад-Дарими 2/561.
Имам ад-Дарими, который привел это сообщение, назвал его хорошим, и имам Мухаммад ибн ‘Абдуль-Ваххаб назвал иснад его хорошим. См. “Адаб аль-маши иля-с-саля” 19.Сообщение достоверное


Однако относительно достоверности этого асара было разногласие среди имамов, а хафиз Ибн Хаджар называл его слабым. Но все же с таким же смыслом подобное передаётся с достоверными иснадами от некоторых таби’инов.

Сабит аль-Бунани рассказывал: “Когда Анас ибн Малик (да будет доволен им Аллах) завершал чтение всего Корана, он собирал своих детей и членов семьи и обращался к Аллаху с мольбой”. Са’ид ибн Мансур 1/140, Ибн ад-Дарис в “Фадаиль аль-Къуран” 78. Имам ан-Науауи, хафиз Ибн Хаджар и шейх аль-Албани подтвердили достоверность иснада.
Муджахид говорил: “Во время завершения чтения всего Корана они (сподвижники) собирались вместе и говорили: “Нисходит милость!” Ибн Аби Дауд в “аль-Масахиф”. Имам ан-Навави и хафиз Ибн Хаджар подтвердили достоверность. См. “ат-Тибьян фи адаб хамалят аль-Къуран” 74, “Натаидж аль-афкар” 3/177.
Аль-Хакам ибн ‘Утайба рассказывал: “Однажды Муджахид и ‘Абда ибн Аби Любаба послали за мной, и когда я пришел, они сказали: “Мы послали за тобой по той причине, что хотели завершить чтение Корана, а было сказано, что поистине, мольба после завершения Корана не отвергается”. Абу ‘Убайд в “Фадаиль аль-Къуран” 103, Ибн ад-Дарис в “Фадаиль аль-Къуран” 1/75, аль-Фарьяби в “Фадаиль аль-къуран” 88. Имам ан-Навави и хафиз Ибн Хаджар подтвердили достоверность. См. “аль-Азкар” 119, “Натаидж аль-афкар” 3/177.
И имам аль-Бухари говорил: “При каждом завершении прочтения Корана мольба не отвергается”. аль-Байхакъи в “Шу’аб аль-иман” 2066.
Исходя из упомянутых сообщений нам стало ясно, что завершение прочтения всего Корана – это желательное время для мольбы, и что в это время нисходит милость Аллаха, и что ангелы обращаются до утра или вечера за прочитавшего Коран с мольбами, и что нет ничего порицаемого в том, чтобы собираться в этот момент.
И даже если бы не было ничего достоверного о достоинстве завершении чтения всего Корана, то достаточно было бы для этого лишь одного известного хадиса: «Каждому, прочитавшему хотя бы одну букву из Книги Аллаха, запишется за это одно благое дело, а за каждое такое благое дело воздастся в десятикратном размере. Я не говорю, что “Алиф, лям, мим” – это одна буква, нет “алиф” – это буква, и “лям” – буква, и “мим” – буква». ат-Тирмизи 2910, аль-Байхакъи в «аш-Шу’аб» 4/548. Имам ат-Тирмизи, имам Ибн Къудама, хафиз ‘Абдуль-Хаккъ аль-Ишбили, шейх аль-Альбани и шейх ‘Абдуль-Къадир аль-Арнаут подтвердили достоверность хадиса. См. “Ахкам ас-сугъра” 901, “ас-Сильсиля ас-сахиха” 3327, “Тахкыкъ Джами’ аль-усуль” 8/498.
Сообщается, что Муджахид сказал: “То, что мы сосчитали в Коране – это триста двадцать одна тысяча и сто восемьдесят букв”. А ‘Ата ибн Ясар о количестве букв Корана сказал: “Триста двадцать три тысячи и пятнадцать букв”.См. “Тафсир Ибн Касир” 1/89.
Свят Аллах, как же безгранична щедрость Всевышнего Аллаха! Ведь прочитав весь Коран, в котором более 320000 букв, тогда как за каждую букву Аллах воздаст в десятикратном размере, мусульманин может получить награду более чем в три миллиона двести тысяч!
Но следует отметить, что нет какой-либо определенной мольбы после завершения чтения Корана, и строго выбранное произнесение определенных мольб после прочтения Корана многие имамы называли нововведением. По этому мусульманину следует взывать с любыми различными мольбами к Аллаху в это время.
Также имамы разногласили относительно завершения в Рамадане чтение всего Корана непосредственно в ночных молитвах и обращением к Аллаху с мольбами в «ду’а къунут». Имам Малик порицал подобное, а имам Ахмад не видел в этом ничего плохого, как это передал от него Фадль ибн Зияд. См. “аль-Мугъни” 3/396.
Но даже если кто-то и последует мнению имама Ахмада, то не следует этим злоупотреблять, ведь подобное не передается ни от пророка (мир ему и благословение Аллаха), ни от его сподвижников (да будет доволен ими Аллах). Когда шейха Ибн ‘Усаймина спросили: «Каково постановление относительно мольбы после завершения Корана во время ночной молитвы в месяц Рамадан?», шейх ответил: “Я не знаю относительно завершения чтения Корана в ночной молитве в месяц Рамадан установленной Сунны от пророка (мир ему и благословение Аллаха) или сподвижников. Максимум, что передается об этом, это сообщение от Анаса, что когда он прочитывал весь Коран, то собирал членов своей семьи и обращался к Аллаху с мольбами. И это было не во время молитвы”. См. “Фатава аркан аль-Ислям” 354.

Асар: «Когда была ниспослана сура «аль-Фатиха», иблис издал отчаянный вопль…»

Абу Хурайра (да будет доволен им Аллах) сказал:

“Когда была ниспослана сура «аль-Фатиха», иблис издал отчаянный вопль. А ниспослана была эта сура в Медине”.

Это сообщение передали Ибн Аби Шейба 10/522, ат-Табарани в “аль-Аусат” 4788, Ибн аль-А’раби в “аль-Му’джам” 2240. Хафиз аль-Хайсами сказал, что все передатчики этого сообщения – передатчики «ас-Сахих». См. “Маджма’у-з-заваид” 6/311.