«Мухтасар Сахих Муслим». Хадис № 281


Глава 82. Что желательно говорить между такбиром и чтением Корана

281 — Передают со слов ‘Али ибн Абу Талиба, что, становясь на молитву, посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, говорил:

«Будучи ханифом[1], я обратился лицом к Тому, Кто создал небеса и землю[2], и не отношусь я к многобожникам. Поистине, моя молитва, мое (поклонение), жизнь мои и смерть принадлежат Аллаху, Господу миров, у Которого нет сотоварища. Это велено мне, и я[3] (один) из предавшихся (Ему). О Аллах, Ты — Царь, и нет бога, кроме Тебя, Ты — Господь мой, а я — раб Твой. Я был несправедлив по отношению к самому себе[4] и при­знал свой грех, так прости же мне все мои грехи[5], ибо, поистине, никто не (может) простить грехи, кроме Тебя! Приведи меня к на­илучшим нравственным качествам, ибо никто, кроме Тебя, не (смо­жет) привести меня к ним, и избавь меня от дурных нравственных качеств, ибо никто, кроме Тебя, не (сможет) избавить меня от них! Вот я перед Тобой, и я счастлив служить Тебе; всё благо находится в Твоих руках, а зло не (может служить средством приближения) к Тебе[6]. Я (существую) благодаря Тебе и к Тебе вернусь; Ты — Бла­гословенный и Всевышний, и я прошу Тебя о прощении и приношу Тебе покаяние» (Ваджжахту ваджхи ли-ллязи фатара с-самавати ва-ль-арда ханифан, ва ма ана мин аль-мушрикин. Инна саляти, ва нусуки, ва махйайа, ва мамаши ли-Лляхи, Рабби ль-’алямина, ля шарика ля-ху, ва би-залика умирту, ва ана мин аль-муслимин. Аллахумма, Анта ль-Малику, ля иляха илля Анта, Анта Рабби, ва ана ‘абду-ка. Залямту нафси, ва-’тарафту би-занби, фа-гфир ли зунуби джами’ан, фа-инна-ху ля йагфиру з-зунуба илля Анта! Ва-хди-ни ли-ахсани лъ-ахляки, ля йахди ли-ахсани-ха илля Анта, ва-сриф ‘ан-ни саййи’а-ха, ля йасрифу саййи’а-ха илля Анта!Ляббай-ка, ва са’дай-ка, ва-ль-хайру куллю-ху фи-йадай-ка, ва-ш-шарру лейса илей-ка. Ана би-ка ва илей-ка, табаракта ва та’алейта, астаг-фиру-ка ва атубу илей-ка). Во время совершения поясного поклона (Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, ) говорил: «О Аллах, Тебе я поклонился, в Тебя уверовал и Тебе предался. Тебе покорились мой слух, моё зрение, мой мозг, мои кости и мои сухожилия» (Аллахумма, ля-ка рака’ту, ва би-ка аманту, ва ля-ка аслямту. Хаша’а ля-ка сам’и, ва басари, ва муххи, ва ‘азми, ва ‘асаби). Выпрямившись (после поясного поклона, Пророк, да благословит его Аллах и приветствует,) говорил: «О Аллах, Господь наш, хвала Тебе, и пусть (эта хвала) наполнит собой небеса, землю, то, что находится между ними, и все, что ещё Тебе будет угодно» (Аллахумма, Рабба-на, ля-ка ль-хамду милъ’а с-самавати, ва милъ’а лъ-арди, ва милъ’а ма байна-хума, ва миль’а ма ши’та мин шай’ин ба’ду). Во время совер­шении земного поклона (Пророк, да благословит его Аллах и приветствует,) говорил: «О Аллах, пред Тобой я склонился, в Тебя уверовал и Тебе предался. Лицом своим припадаю к земле пред Тем, Кто создал его, придал ему форму и наделил иго слухом и зрением. Благословен Аллах, лучший из творцов[7][8] (Аллахумма, ля-ка саджадту, ва би-ка аманту, ва ля-ка аслямту. Саджада ваджхи ли-Ллязи халяка-ху, ва саввара-ху, ва шакка сам’а-ху ва басара-ху. Табарака Ллаху, ахсану ль-халикин). В конце же (молитвы), между ташаххудом и таслимом, (Пророк, да благословит его Аллах и приветствует,) говорил: О Аллах, прости мне то, что я совершил прежде, и то, чего (ещё не совершил)[9], то, что делал тайно и явно, то, в чём я преступил гра­ницы, и то, о чём Ты знаешь лучше меня! Ты — Выдвигающий впе­ред и Ты — Отодвигающий, нет бога, кроме Тебя!» (Аллахумма гфир ли ма каддамту, ва ма аххарту, ва ма асрарту, ва ма а ‘лянту, ва ма асрафту, ва ма Анта а’ляму би-хи мин- ни! Анта ль-Мукаддиму ва Анта ль-Му’аххиру, ля иляха илля Анта).
И другой версии этого хадиса сообщается, что, приступив к молитве[10], посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сначала произносил слова «Аллах велик», а потом говорил: «Я обратился лицом к…») (Ваджжахту ваджхи иля…).Сахих


[1] Xаниф — человек, исповедующий чистое единобожие. В доисламской Аравии ханифами называли тех, кто поклонялся Единому Богу, но не отно­сился ни к иудеям, ни к христианам.

[2] То есть посвятил Ему своё поклонение.

[3] Сура 6, аяты 162-163.

[4] То есть совершал грехи, что рано или поздно обернётся против меня же

[5] Здесь речь идёт о прощении всех грехов, в том числе и тяжких, а также их последствий, поскольку Тот, к Кому обращаются с просьбой о проще­нии, щедр, и Он может простить любые тяжкие грехи, какие пожелает. В Ко­ране сказано: «Поистине, Аллах прощает все грехи…» (39:53). Говорят, что из всех аятов Корана этот внушает мусульманам надежду на прощение в наи­большей степени.

[6] Последним словам даются разные толкования, и здесь представлен лишь один из возможных вариантов перевода.

[7] Здесь имеется в виду, что Аллах является единственным Творцом в полном смысле слова.

[8] Сура 23, аят 14.

[9] То есть прости меня, если я совершу нечто неподобающее.

[10] Согласно аль-Албани, в обеих версиях этого хадиса говорится о молитве
вообще. Приведя первую версию этого хадиса в «Булюг аль-марам», имам Ибн Хаджар указывает, что в одной из версий этого хадиса сообщается, что речь идёт о добровольной ночной молитве.